Featured

She Came…

Andrei Rublev. Virgin Mary. Detail

I woke up, because someone from outside was in my bedroom and stared at me. Gradually, my eyes got used to the darkness, and I realized that this was a woman who was looking at me, dressed strangely, like Soviet Kino superstar Lubov Orlova in the role of a Soviet collective farm milkmaid in rubber boots, wearing a gray dress, belted with a dark apron, her hair tied up with a headscarf, heading to milk a cow at sunrise … But that night, the sunrise was far away, and I, either out of fear or amazement, did not think to get out of bed and turn on the light …

The stranger was saying something to me in an unfamiliar language, but realizing that I did not understand her, she fell silent. However, she continued to stare at me, as if searching in me for some words in my mother tongue.  Finally, she spoke quietly and slowly, “You have forgotten me, you are not praying, but I am here now …” She did not finish the sentence, and, as if in search of additional words, she repeated the phrase from the beginning … “You forgot me, you forgot my son, in a foreign country you have forgotten our heavenly father, pray, pray every day … “

She pronounced the words separately and strongly, her eyes did not smile, but she tried to inspire me with something …

Suddenly there was a crash, our old one-story house with a swimming pool and a garden and a ridiculous hillock shuddered, trembled, and it seemed that the house was about to collapse and bury us, and we, I m in a body, my guest in spirit,  although I saw her clearly, in full size like a woman of slightly less than average height with huge bright eyes – we rushed to the exit. We had to cross the corridor and run into the bedroom of my nephew Volodya, because from his bedroom the door opened into the garden, right to the pool. He was already in the yard, waiting for me, pointing to an old cypress tree that fell perpendicular, away from the wall of the house, from the very wall behind which Volodya’s bedroom and his bed were standing… It seemed that the cypress tree, like a giant candle, was choosing which way to fall, on the house or away from the house on the hillock.  If it would fall directly onto Volodya’s bedroom, it would punch through the roof that has not been repaired for eons, and continuing to fall, bumping right on the head of the sleeping Volodya!

Later, I never asked Volodya if he noticed a third woman, a stranger, who was next to me, carefully examining the fallen tree. It seemed to me that he knew who she was, and was not surprised at her appearance … We talked, sighed, were glad that everything was okay, and the tree did not hurt anyone, and returned to the house, went to our bedrooms.

In my bedroom, a stranger suddenly disappeared. But the whole outer wall of the room was also gone, normally it was leading to the path that led to the garden gate, to the courtyard cleared for parking of visiting guests.

Now, instead of a wall, I was looking at the open starry sky, suddenly it came to life, and I saw our visiting stranger. Unknown forces lifted her upward. She ascended into the night, starlit sky, upright and calm. She no longer saw me, her appearance began to change, rubber boots, Orlova’s attire in her films about collective farmers disappeared … As she rose, moving away from our house, her attire turned into something elegant, trimmed with precious stones, on her head appeared a crown made from the same precious stones. Bright light, no, not sunlight, some Divine Light enveloped her and carried her higher, and the whole vision was dissolved in a sea of ​​golden light. The bedroom wall slid back into place, and the room returned to its usual boring mundane appearance.

Volodya believed my story about this wonderful vision, but no one else did! Once I tried to tell this to an American woman, a clairvoyant in an esoteric literature store … Let’s call her Miriam. She listened to me patiently, becoming more and more upset. She chewed some polite words, but she wanted to tell me that the Mother of God will certainly not come to me, an immigrant. “You, baby, need to see a doctor, not me with your ridiculous stories,” was what she would like to utter instead o saying me a bunch of false soothing words.

Years passed, I grew old, and decided to give my grand-nieces a prayer to the Mother of God, who once saved my nephew, the father of the children, because I know it was She! And something tells me that she showed me  who she was , because she wants me to remind people that her help was available to many, if the help would reach her, if asked sincerely and faithfully!

Here is my prayer, which I dared to edit a little freeing it from unnecessary wordiness…

Holy Mother of God, Queen of Heaven,
Carrier of hope
You are a shelter for orphans and wanderers
Protector of the sufferers
Patroness of the offended
You see our pain and sorrow
Help me as a weak
Guide me like a wanderer
You know my difficulties
Resolve them by Your will
You are our help
You are our guardian
You are our good comforter
Mother of God, save me, protect me
Forever and ever, amen.

Featured

Она явилась спасти, а не карать

Богоматерь Владимирская

Я проснулась от того, что кто-то посторонний находился в моей спальне и пристально смотрел на меня. Постепенно, глаза привыкли к темноте, и я поняла, что на меня смотрит женщина, одетая странно, как Любовь Орлова в роли советской колхозницы-доярки в резиновых сапогах, в сером платье, подпоясанным темным передником, волосы подобраны косынкой, направляющейся доить корову на восходе солнца… Но в ту ночь, до восхода было далеко, а я, то ли от страха, либо изумления, не догадывалась  встать с постели и зажечь свет…

Незнакомка говорила мне что-то сердито на незнакомом языке, но заметив, что я не понимаю ее, она замолчала. Тем не менее, она продолжала смотреть на меня в упор. Наконец, она тихо и медленно заговорила по-русски, «Ты забыла меня, не молишься, а я здесь, сейчас…» Она не договорила фразу, и как бы в поиске дополнительных слов, повторила фразу сначала… «Ты забыла меня, ты забыла сына моего, в стране чужой ты забыла Отца нашего небесного, молись, каждый день молись…»
Она произносила слова раздельно и сильно, глаза ее не улыбались, но она старалась внушить мне что-то…

Вдруг раздался грохот, наш старый одноэтажный домик с бассейном и садиком и нелепым пригорком вздрогнули, задрожали, и казалось, дом вот-вот рухнет и похоронит нас. И мы, я в теле, моя  неожиданная гостья в состоянии духа — я наконец поняла это, хотя и видела ее отчетливо, в натуральную величину, женщину чуть меньше среднего роста с огромными яркими глазами – помчались к выходу. Нам надо было пересечь коридор, и вбежать в спальню моего племянника Володи, потому что из его спальни дверь открывалась в сад, прямо к бассейну.  Он уже был на дворе, поджидая меня, указывая на старое кипарисовое дерево, которое упало перпендикулярно к стене дома, к той самой стене, за которой находилась спальня Володи, и его постель… Кипарис, похожий на гигантскую свечу,  рос близко к дому и мог либо упасть прямо на  Володину спальню, пробить десятилетиями не ремонтированную крышу, и продолжая падение, стукнуться прямо о голову спящего Володи… либо упасть на противоположную сторону, на медленно вздымающийся широкий пригорок, очень неудобный для садоводства и поэтому мною не освоенный. Кипарис упал на пригорок.   

Позднее, я никогда не спрашивала Володю, заметил ли он третью женщину, незнакомку, которая оказалась рядом со мной, внимательно разглядывая упавшее, дерево. Мне казалось он знал, кто она, и не удивился ее появлению… Мы поговорили, по-охали, порадовались, что все обошлось, и дерево никого не ушибло, и вернулись в дом, разошлись по спальням.

В моей спальне, незнакомка вдруг пропала. Но пропала и целая внешняя стена комнаты, выходящая к дорожке, которая вела к воротам сада, на дворик, расчищенный для стоянок автомобилей приезжих гостей.

А в комнате, тем временем, я смотрела вместо стены на не наше пространство, а открытое звездное небо, вдруг оно ожило, и я увидела незнакомку, которую силы мне неведомые поднимали ввысь. Она поднималась в ночное, освещенное звездами небо вертикально и спокойно. Меня она уже не видела, ее облик стал меняться, пропали резиновые сапоги, одеяние Орловой в фильмах о колхозниках и колхозницах… По мере того, как она поднималась, отдаляясь от нашего дома, ее одеяние превращалось в нечто нарядное, обшитое драгоценными каменьями, на голове появилась корона в тех же драгоценных камнях.  Яркий свет, нет не солнечный свет, некий Божественный свет окутал ее и понес выше, и все видение растворилось в море золотого света. Стена спальни водворилась на место, и комната обрела свой привычный вид.

Володя поверил моему рассказу обо этом чудном видении, но более никто мне не верил. Я как-то попыталась рассказать это одной американке, ясновидящей в магазине эзотерической литературы. Назовем ее Мирьям.  Она выслушала меня терпеливо, огорчаясь все более и более. Она прожевывала какие-то вежливые слова, но хотелось ей сказать мне, мол, акстись, Матерь Божья к тебе, иммигрантке, уж точно не придет, тебе, детка надо к доктору, а не ко мне с твоими нелепыми россказнями.

Прошли годы, я состарилась, и решила внучатым моим племянницам подарить молитву Богородице, которая когда-то спасла моего племянника, отца деточек, потому что я знаю, это была Она! И что-то мне говорит, что она хочет, чтобы я напомнила людям, что  ее помощь доступна, если ее искренне и с верой попросить об этом.

Вот моя молитва, которую я посмела чуть отредактировать, и освободить от лишних слов…

Святая Богородица, царица небесная,
Надежду несущая
Ты приют сирот и странников
Защитница страждущих
Покровительница обиженных
Ты видишь нашу боль и скорбь
Помоги мне как немощной
Направь как странницу
Ты знаешь мои трудности
Разреши их своею волею
Ты наша помощь
Ты наша заступница
Ты наша благая утешительница
Матерь Божья, сохрани меня, защити,
Во веки веков, аминь.    

Молитесь, когда трудно, и нет ответа, что делать, как быть, что сказать, что сделать… Тонкий мир отзовется…